Дмитрий Фирташ: Олигарх, который не может вернуться домой

Автор: Изобель Кошив, Kyiv Post

Примечание редактора: Эта статья – часть серии “Олигархи под надзором” (“Oligarch Watch”), подготовленной при поддержке программы Objective проекта MYMEDIA, созданного благодаря финансированию правительством Дании. Все материалы серии могут быть опубликованы с указанием авторства, тексты доступны на украинском, русском и английском языках. За более подробной информацией обращайтесь на news@kyivpost.com. Содержимое материалов не зависит от донора. Эта статья также доступна на английском и украинском. 

Дата рождения: 2 мая 1965 года

Место рождения: село Синьков, Тернопольская область

Состояние: 665 миллионов долларов, девятый номер в списке самых богатых украинцев по версии журнала Фокус в 2016 году. Имел 2.7 миллиарда долларов в 2013 году.

Основные активы: Group DF – конгломерат, который включает региональные газовые компании, заводы по производству удобрений и титана. В группу входят несколько телеканалов: Интер, К1, К2, НТН, Мега, Энтер Фильм, Зум и Пиксель.

Личная жизнь: Женат в третий раз. Жена – Лада Фирташ. Воспитывает троих детей: Иванну от первого брака, и Анну и Дмитрия – от третьего.

Его хвалят за: Передачу 5,4 миллионов долларов украинской программе Кэмбриджского Университета и предоставление стипендий украинцам, которые заканчивают магистратуру в Кэмбридже. Пожертвование 4,5 миллионов долларов Украинскому католическому университету во Львове и 2,5 миллионов долларов – на строительство мемориала жертвам Голодомора в Вашингтоне.

Его критикуют за: Получение своего состояния путем непрозрачных газовых сделок, которые происходили с конца 1990-х по 2013 год. Деловые связи с Россией и с известными криминальными авторитетами.

***

Вечером 31 декабря 1996 года будущий олигарх Дмитрий Фирташ, одетый в спортивный костюм, лежал на полу ресторана Хардрок в Черновцах и думал, что умирает. Только что в него выстрелил другой посетитель кафе во время пьяной перепалки. Его друг и московский партнер по бизнесу Олег Пальчиков остановил кровь, вставив свои пальцы в рану.

 

Двадцать лет и два миллиарда долларов спустя, Фирташ оказался в центре политизированных многомиллиардных газовых сделок между Россией, Украиной, Центральной Азией и Европой. Но его успех остановился в Вене.

Дмитрий Фирташ отказался давать интервью для этой статьи.

Сейчас он ожидает очередного суда в Вене: правительство США собирается оспаривать решение австрийского судьи, который отказался разрешать экстрадицию Фирташа в США, где он обвиняется в подкупе властей Индии для получения лицензии на добычу титановых минералов.

Фирташ не уезжал из Австрии с марта 2014 года, когда он был арестован по запросу ФБР в своем доме в Вене. Несмотря на то, что австрийский суд отклонил требование об экстрадиции, посчитав дело против Фирташа политически мотивированным, беглый олигарх не рискует покидать Австрию. Украинские власти обещают арестовать Фирташа, как только он вернется.

История пути Фирташа от работы водителем в середине 1990-х до роли богатейшего газового магната, которые гулял по коридорам Кремля и общался с тремя украинскими президентами – одна из самых загадочных в современной Украине.

Олигарх из ниоткуда

Фирташ впервые попал в поле зрения прессы в марте 2006 года, когда российская газета Известия написала, что ему принадлежат 45% акций газовой компании РосУкрЭнерго. До этого момента украинский собственник компании, которая получила контракт на поставку газа из России и Центральной Азии в Украину и Европу, скрывался за австрийской компанией Raiffeisen Investments. Еще 5% акций РосУкрЭнерго, по информации Известий, принадлежали тогда другому украинскому бизнесмену, Ивану Фурсину. Российская компания Газпром открыто владела оставшимися 50% акций.

В свои лучшие времена, зарегистрированная в Швейцарии РосУкрЭнерго зарабатывала 2,5 миллиарда долларов в квартал, будучи посредником между Киевом и Москвой. Но в первые два года существования компании почти ничего не было известно о самом Фирташе – в коридорах Нафтогаза о нем говорили шепотом. По словам бывшего аналитика Нафтогаза Дмитрия Марунича, мало кому было знакомо имя Фирташа и еще меньше людей знали его лично.

Несмотря на это, Фирташ уже в 2001 году дотянулся до высших политических кругов. В 2002 году он участвовал в парламентских выборах по списку партии Женщины за Будущее. Партия была под патронажем жены тогдашнего президента Леонида Кучмы, Людмилы. Партия не получила ни одного места в парламенте: возможно, потому, что ее топовые кандидаты – такие, как Фирташ – не вели никакой публичной деятельности.

Более того, украинцы не знали даже, как Фирташ выглядит, пока в 2006 году его фото не опубликовала газета Financial Times.

Фирташа обвиняли в связях с Семеном Могилевичем, известным криминальным авторитетом родом из Киева, который несколько лет входил в список топ-10 самых разыскиваемых преступников ФБР. Фирташ всегда отрицал эту связь.

ФБР связывало Могилевича с миллионными мошенничествами на американской бирже ценных бумаг, а также торговлей оружием, наркотиками, людьми и природными ресурсами. Спецагент ФБР Питер Коуэнховен говорил CNN в 2009 году, что Могилевич “может повлиять на мировую экономику с помощью одного звонка”.

Совпадение

Фирташ вырос в Тернопольской области в западной Украине. Свой трудовой путь будущий олигарх начинал скромно – выращивал помидоры, работал пожарным и водителем. Во время работы водителем, согласно его официальной биографии, Фирташ начал поставлять продукты питания в Центральную Азию через бартерные сделки, которые были обычным делом для постсоветских стран в 1990-е годы. Занимался он этим вместе со своей второй женой, Марией Калиновской (они развелись в 2005 году).  

Затем, по словам Фирташа, он заключил контракты на поставку газа с правительством Туркменистана. Примерно с 2001 года, он перебрал контракты  у основного посредника, российской фирмы Итера, и закрепил за собой контроль над украинским рынком и, что важнее, экспортом в Европу. И начал зарабатывать миллиарды.

Более ранние компании Фирташа, которые торговали газом и использовались в бартерных схемах, были столь же непрозрачными, и тоже были связаны с Могилевичем.

Первой была Highrock Holdings, основанная в 2001 году. Через год появилась венгерская компания Еврал Транс Газ, которая выиграла тендер на поставку Украиной туркменского газа через Россию. Она заменила регионального газового гиганта Итера, которую контролировал уроженец Туркменистана Игорь Макаров.

Фирташ был директором Highrock с 2001 по 2003 год. С 2002 года Фирташу и его бывшей жене Калиновской принадлежала треть акций Highrock Holdings. В течение года он приобрел еще одну треть через зарегистрированную на Кипре компанию Agatheas Trading.

Галина Телеш, которая по данным венгерских властей вышла замуж за Могилевича в 1995 году, также владела третью акций через Agatheas, пока Фирташ не выкупил ее в 2003 году. Компания была зарегистрирована на Ольгу Шнайдер, которую российские спецслужбы называют русской женой Могилевича.

Игорь Фишерман, которого ФБР долгое время считало ближайшим партнером Могилевича, зарегистрировал свою машину на московский адрес регистрации Highrock Holdings. В 2006 году Фирташ заявлял в интервью Financial Times, что приобрел акции Highrock Holdings через Итеру, не зная о связях с Могилевичем, и быстро выкупил долю Галины Телеш, когда узнал о них. Игорь Макаров отрицал любые связи с компанией, и они никогда не всплывали.

Вторую компанию, Еврал Транс Газ, зарегистрировал адвокат по имени Зеев Гордон. Он распределил собственность компании между тремя гражданами Румынии. Директором компании был бывший коммунист, министр культуры Венгрии, Андраш Кнопп. В 2005 году Гордон рассказал международной антикоррупционной организации Global Witness, что создал компанию по поручению Дмитрия Васильевича Фирташа. Тогда же Гордон представлял и Могилевича.

Впоследствии Фирташ признал, что владел Еврал Транс Газом, но никогда не объяснял роль румын и Гордона. Фирташ говорил, что у Гордона было много клиентов, «потому что он был адвокатом по уголовным делам».

Документы, полученные Global Witness, свидетельствуют о том, что Еврал Транс Газ была в общей собственности между Нафтогазом и Газпромом, хотя на бумаге ни одна из сторон не владела пакетами акций. Еще одним доказательством является то, что Еврал Транс Газ была создана в тот же день, когда стороны объявили о новом совместном предприятии.

В интервью с Kyiv Post в 2003 году Кнопп подтвердил, что это было совместное предприятие, и сказал, что номинальные держатели акций были лишь частью «процесса реструктуризации». Однако, вместо того, чтобы в итоге передать компанию Нафтогазу и Газпрому, ее контролировали через ряд офшоров.

В 2003 году эти открытия подтолкнули американского посла в Украине публично заявить, что он уверен, что Еврал Транс Газ был связан с организованной преступностью.

Фирташ впоследствии говорил, что связи с Могилевичем случайные и перекладывал вину на Игоря Макарова из Итеры. Но на встрече с американским послом в 2006 году, на которой присутствовал Кнопп, Фирташ признал, что работал с Могилевичем.

Арбат Престиж

Если проследить историю бизнеса Фирташа, то можно найти больше связей между ним, его бывшей женой Мариной Калиновской и Могилевичем. По ее словам, она познакомила Фирташа и Могилевича, с которым познакомилась через своего первого мужа Зиновия Калиновского.

Калиновская рассказала Украинской Правде в 2007 году, что с 1999 года они совместно владели 16,5 процентами акций Арбат Престижа, крупнейшего парфюмерного бизнеса в бывшем Советском Союзе.

Арбат Престиж принадлежал Могилевичу и его партнеру Владимиру Некрасову. Оба были арестованы за уклонение от уплаты налогов, связанных с парфюмерной сетью в 2008 году, но впоследствии были освобождены.

Миноритарным пакетом акций Фирташа и его жены владела адвокат Фирташа Елена Яргина через российское ООО Ринвей.

Яргина работала на Фирташа почти до 2007 года. Жена Фишермана Ольга Жунжурова и тогдашняя жена Могилевича Телеш каждая владели по 16,5 процентов Арбат Престижа через Ринвей. Остальные 50 процентов акций принадлежали российскому бизнесмену Владимиру Некрасову.

В интервью Financial Times в 2006 году Фирташ сказал, что Яргина присоединилась к Ринвей по его поручению, но сказал, что он не мог вспомнить, почему он попросил ее сделать это. Он также сказал, что не имел отношения к Ринвей и не имеет связей с другими его владельцами.

Поручитель

Наблюдатели, эксперты и инсайдеры утверждают, что газовые контракты, которые позволяли Фирташу иметь доступ к ценным рынков Украины и Европы были бы невозможными без способствования властями Москвы, Киева и Центральной Азии. Как Фирташу удалось сформировать связи с этими кругами, остается неизвестным.

В 1995 году Фирташа арестовали на три месяца в Черновцах по делу о его транспортном предприятии, которое занималось перевозкой контрабандного алкоголя, по словам бывшего журналиста, а ныне члена парламента Мустафы Найема, который много писал о Фирташе.

Его партнер Пальчиков, который спас Фирташу жизнь и стал директором РосУкрЭнерго, также был арестован. Впоследствии местный начальник полиции Иван Мирный, которому СМИ приписывали содействие в освобождении Фирташа и Пальчикова, стал охранником Фирташа и сейчас работает в парламенте в качестве народного депутата. Фирташ всегда отрицал арест и причастность к контрабанде алкоголя.

Том Уорнер, журналист Financial Times, который опубликовал одно из первых расследований газового бизнеса Фирташа, рассказал Kyiv Post, что считает Фирташа «новым лицом группы Могилевича». Фирташ не мог попасть в газовый бизнес сам по себе, говорит Уорнер. По его словам, Фирташ достиг чего-то такого между 1995 и 2001 годами, что сделало его достаточно важным для получения трети акций в Highrock:

– Он должен был сделать что-то важное для группы. Он должен был быть хорошим управленцем и быть вовлеченным в какую-то деятельность, которая приносила много денег, – говорит Уорнер. – Эти группы обычно работают так: если ты зарабатываешь деньги, ты продвигаешься вверх. Сначала он дошел до того, что получил долю в акционерном капитале компании, которая купила компанию производителя удобрений в Таджикистане (ТаджикАзот, которое было приобретено компанией Highrock в 2002 году). Он уже должен был зарабатывать деньги, управлять какими-то операциями группы, которые приносили хорошую прибыль.

Теория Уорнера состоит в том, что привлечение Фирташа происходило из-за использования таких фигур, как Могилевич, в 1990-х и начале 2000-х в деловых сделках, чтобы «убрать» того, кто нарушил соглашение. Такое лицо называли гарантом или поручителем.

– Еврал Транс Газ была трехсторонним соглашением между Путиным, Кучмой и Могилевичем. Почему они решили избавиться от Итеры и выбрать Могилевича – хороший вопрос. Было много вещей, которые делал Могилевич … других вещей, которые сделали его важным, – говорит Уорнер.

Ни одна из сторон никогда напрямую не владела акциями Еврал Транс Газа, а следовательно, теорию Уорнера сложно доказать. Однако, на пленках, которые были опубликованы бывшим охранником Кучмы Николаем Мельниченко, голос, напоминающий голос Кучмы, упоминает Могилевича не менее пяти раз в разных разговорах. В частности речь в разговорах шла о том, что Могилевич работал информатором украинской и российской служб безопасности, за что, согласно записям, он получил российский паспорт, когда выехал в Венгрию.

Позже связь Могилевича с Кучмой и Путиным упоминалась в ряде слитых документов разведки израильской и венгерских властей. Они указывали на то, что Могилевича использовали для отмывания средств для элит бывшего СССР.

Президентский бизнес

– Газовый и нефтяной бизнес всегда считались президентским бизнесом. Так зарабатывают бешеные деньги, – говорит Олег Рыбачук, бывший глава секретариата президента Виктора Ющенко.

РосУкрЭнерго, а до того Еврал Транс Газ, были именно этим: совместными предприятиями президентов Кучмы и Путина, по словам Рыбачука. Их существование было трудно оправдать.

Почему просто не поставлять газ из одной государственной газовой компании в другую? Зачем Украине, России и Туркменистану понадобился Фирташ? И почему украинский Нафтогаз не владеет половиной совместного предприятия, как Россия?

Официальное объяснение России заключалось в том, что было очень трудно заставить Украину платить вовремя. Компания-посредник со знанием рынка избавляла от этих рисков, говорилось в официальных сообщениях.

Другой фактор, о котором много говорили украинские чиновники, заключался в том, что RosUkrEnergo и посреднические компании в целом могли (непонятно, каким образом), обеспечивать Украине лучшую цену на газ, чем та, о которой Украина могла бы договориться сама. Это было правдой. Существует мнение, что компания поставляла Украине газ по ценам ниже рыночных.

Существование RosUkrEnergo удивляло даже таких, как Рыбачук, который был близок к Ющенко со времени их совместной работы в Национальном банке Украины.

Рыбачук воспользовался возможностью, чтобы спросить о компании-посреднике тогдашнего президента России Дмитрия Медведева во время поездки Ющенко в Москву в октябре 2005 года. Медведев, по словам Рыбачука, пытался повлиять на Ющенко через него. Они общались на «ты». Он спросил Медведева в его кабинете в Кремле, как случилось так, что РосУкрЭнерго могла продавать газ дешевле рыночной цены. Медведев выглядел удивленно:

– Тебя это волнует? Ты должен радоваться, – сказал Медведев.

Я сказал:

– Нет, это выглядит подозрительно, объясни мне.

И я подтолкнул его к тому, что он снова сказал, что с нашей стороны все прозрачно, бла-бла-бла.

Тогда он сказал:

– Это совместное предприятие, 50 процентов ваши.

Я сказал:

– Чьи? Мои? Ющенко?

Он сказал:

– Да, вы у власти, это ваше.

Я пытался выяснить больше:

– Ладно, тогда сколько положено нам? 500 миллионов долларов в квартал?

Он улыбнулся.

– То есть, два миллиарда долларов в год? – сказал я.

И он ответил: “Да”.

– И это наше? – спросил я.

– Да, это ваше, – ответил он.

Вместе с этими новостями Рыбачук вернулся в Киев с предупреждением от Путина, что, мол, если “согласия” не будет достигнуто, то поставки газа в Украину, а затем и в Европу прекратятся в январе 2006 года. Путин угрожал Ющенко, которого в это время США призывали прекратить использовать неоднозначных газовых посредников.

Рыбачук должен был позвонить Медведеву из Киева и гарантировать, что РосУкрЭнерго продолжит работать:

– Тогда мне бы позволили работать, – сказал Рыбачук, имея в виду, что он получил бы долю прибыли, если убедил бы Ющенко.

– Я пришел к Ющенко, я помню … никогда не забуду этой встречи. Я сказал ему: Теперь я знаю, что это. Это способ коррумпировать любое правительство в Украине, потому что это офшорная схема ФСБ, это то, как они зарабатывают собственные деньги, и они хотят так же коррумпировать и нас, поэтому я не буду перезванивать Дмитрию Медведеву. Для меня понятно, что я не могу этим заниматься. А Ющенко смотрел в окно и ничего мне не говорил. Он не смотрел мне в глаза.

Пресс-служба Кремля не ответила на запросы Kyiv Post о комментарии.

Карпатские соглашения

По словам Рыбачука, он добился того, что ЕС и Госдеп США гарантировали, что Украину не вынудят подписать газовый договор с Россией, если Россия перекроет газ. Но когда Россия все же перекрыла газ с 1 января 2006 года, на даче Ющенко в Карпатах была проведена встреча, на которую Рыбачук не был приглашен. Тогда же была достигнута договоренность о том, что РосУкрЭнерго станет единственным поставщиком.

Никакой официальной информации о встрече на даче Ющенко никогда не было. Однако некоторые присутствовавшие говорят, что пытались убедить Ющенко сохранить РосУкрЭнерго. Одним из них был Петр Ющенко, его брат, который представил Фирташа президенту, по словам Рыбачука, и сам был вовлечен в газовый бизнес. Другим был Харес Юсеф, сирийский бизнесмен, работавший в Украине в течение 20 лет, который был близким другом как Фирташа, так и Ющенко.

– Я взял Фирташа за руку, когда убеждал президента Ющенко оставить РосУкрЭнерго, – Юсеф говорил в интервью Kyiv Post в августе 2016 года. – Потому что я знал, что за попытками убрать ее стояла Тимошенко. Я знал, что она хотела забрать газовый бизнес. И я сказал президенту, что если РосУкрЭнерго не будет, вы получите газ на 50-70 долларов дороже. Вы хотите этого?

По словам Юсефа, в ответ Ющенко попросил Фирташа раскрыть собственников компании.

Ющенко отказался давать интервью для этой статьи. Газовый контракт 2006 года сделал Фирташа одним из главных мировых газовых трейдеров. Более того, он стал человеком, которому обе страны поручили свой главный государственный бизнес. Он был богатым, известным, имел власть и укоренился в политике: он стал олигархом.

Враг номер один

Успех Фирташа в Украине принес ему критику. Главным его критиком стала тогдашний премьер-министр Юлия Тимошенко. Она хорошо ориентировалась в газовом бизнесе, поскольку сама заработала собственные состояние на торговле газом в середине и конце 1990-х годов. Тимошенко хотела прекратить использование посредников в газовом бизнесе и инициировала расследование РосУкрЭнерго, назвав ее частью коррупционной схемы.

Ее союзник Александр Турчинов, тогдашний председатель Службы безопасности Украины, начал расследование в июне 2005 года. Он сказал Украинской Правде в июле 2005 года, что, по его мнению, РосУкрЭнерго была под контролем Могилевича с согласия Ющенко. В декабре того же года СБУ прекратила свое расследование. Позже в СБУ журналистам говорили, что такого расследования никогда не существовало. В сентябре 2016 года Турчинов, отвечая на запрос Kyiv Post, написал, что Ющенко лично попросил его прекратить расследование, после чего Турчинов ушел в отставку.

Новое соглашение

В конце января 2008 года Могилевича арестовали в Москве за уклонение от уплаты налогов Арбат Престижа. В финансовом центре столицы его задерживало спецподразделение из 50 человек – все это транслировалось на государственных российских каналах. Могилевич позже был оправдан. Его бывший адвокат Зеев Гордон рассказал Kyiv Post по телефону в октябре, что Могилевич до сих пор проживает в Москве и не находится под следствием.

Арест Могилевича состоялся накануне переговоров в феврале 2008 года между тогдашним премьер-министром Тимошенко и ее коллегой Путиным о новом газовом соглашении. Нафтогаз был в долгах перед РосУкрЭнерго, Газпром и Россия требовали выплат. Тимошенко рассказала журналистам в Брюсселе, что арест сигнализировал, что дни “коррупционных” посредников сочтены и намекнула, что это событие имело непосредственное отношение к переговорам. По словам Тома Уорнера из Financial Times, арест также указывал на то, что Путин остается единственным, кто будет принимать решение.

Многочисленные поездки Тимошенко в Москву в 2008 году все же не привели к сделке. 1 января 2009 Россия отключила газ. В соглашении, которое было достигнуто во время этого кризиса, Путин фактически уничтожил РосУкрЭнерго, потому что Тимошенко согласилась на цену, о которой он «мог только мечтать», по словам Юсефа. Киев согласился покупать российский газ по цене в 360 долларов за тысячу кубометров.

Рвение, с которым Тимошенко избавлялась от Фирташа, стало одной из причин распада ее политического союза с Ющенко и крушения надежд Оранжевой революции. Это почти не изменило отношения Украины с Россией. Сразу после сделки Путин предложил льготы, по словам депутата Виктории Войцицкой, секретаря комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса.

– Контракт был политическим. Путин мог снижать цену, учитывая лояльность украинской власти, – объясняет она.

В ответ Фирташ направил свои усилия на уничтожение Тимошенко во время президентских выборов 2010 года, дав деньги на кампанию Виктора Януковича. После того, как Янукович стал президентом, он посадил Тимошенко в тюрьму по делу о газовых контрактах. Близкие союзники Фирташа возглавили Службу безопасности Украины, Администрацию Президента, Министерство энергетики и ключевые позиции в Нафтогазе.

Администрация Януковича не смогла защитить Нафтогаз в деле об изъятии 11 млрд кубометров газа РосУкрЭнерго. Газпром потребовал от Нафтогаза погасить долг бывшего посредника в размере 1,7 млрд долларов. Газпром трактовал эту задолженность как задолженность Украины. В конце концов Нафтогаз вынужден был вернуть газ общей стоимостью 3 млрд долларов и заплатить РосУкрЭнерго еще 200 миллионов долларов.

Леонид и два Виктора

Фирташ и его союзники были «наиболее сообразительными среди олигархических групп», говорит Тарас Кузьо, старший научный советник Канадского института украинских студий в университете Альберты. При любой власти, два ближайших партнера Фирташа занимали важные должности.

Один из них, Сергей Левочкин, был первым помощником президента Кучмы, когда Фирташ только начал поставлять газ, а затем помощником премьер-министра Виктора Януковича, и наконец стал руководителем администрации Януковича-президента. Юрий Бойко был председателем Нафтогаза в начале 2000-х годов и дважды – министром энергетики. Вместе им удалось убедить Кучму, Ющенко и Януковича в своей необходимости.

Когда стало понятно, что Янукович не удержится на посту после Eвромайдана, «они убедились, что угроза реальна», говорит Кузьо, и «старый друг» Фирташа Левочкин подал в отставку с поста главы Администрации Президента. Один из самых популярных украинских телеканалов Интер, принадлежащий Фирташу и Левочкина, постепенно переключился на поддержку Петра Порошенко, который получил президентское кресло на выборах в 2014 году.

– Помогая Порошенко прийти к власти, они фактически помогли себе в переходе к жизни эры пост-Януковича, – говорит Кузьо. – Смешно считать, что если Янукович мошенник и бандит, то его глава администрации не такой. Или его глава был абсолютно ненужным и не знал, что происходит, или он знал … и тогда виноват так же, как и его босс.

В течение последнего десятилетия Фирташ также укрепил связи с влиятельными политиками по всей Европе. Лондон, который он назвал «финансовым центром номер один» в интервью The Wall Street Journal, всегда был в центре его внимания.

Эти иностранные связи очень важны для Фирташа сейчас, когда ситуация в австрийском суде неопределенная.

Европейские санкции

Сразу после Евромайдана Фирташ в Лондоне встретился с представителями министерства иностранных дел Великобритании. Депутат британского парламента от партии лейбористов Хелен Гудман направила официальный запрос о деталях встречи. Но министерство не раскрыло информацию о том, кто присутствовал на встрече и что обсуждалось.

Дэвид Кэмерон, тогдашний премьер-министр Великобритании, неоднократно заявлял о том, что Британия всегда активно выступала за введение санкций ЕС, и Гудман считает, что встреча в МИДе была чрезвычайно важной для Фирташа. Несмотря на то, что Фирташ был одним из тех, кто финансировал Януковича и помог Левочкину получить должность главы администрации, ни он, ни Левочкин не попали под действие европейских санкций.

– Я могу утверждать, что Фирташ имел доступ к (британскому) министерству иностранных дел и его должностным лицам, потому что он давал деньги консервативной партии, – Гудман сказала в комментарии Kyiv Post. Фирташ через свои компании пожертвовал около 300 000 фунтов консервативной партии и ее членам, согласно записям в реестре партийных доноров Великобритании.

Влияние в Раде

Получатели пожертвований Фирташа в британском парламенте были связаны с межпартийной парламентской группой по связям с Украиной. Информация о платежах была опубликована в The Wall Street Journal в 2015 году, однако этот скандал не остановил сотрудничества некоторых высокопоставленных британцев с Фирташем.

В 2015 году лорд Рисби, секретарь межпартийной группы и председатель лондонского Британско-украинского общества, созданного Фирташем, перестал получать деньги от компании Spadi Trading, согласно реестру. Вместо этого он отметил другую компанию в разделе «Награды и оплачиваемая работа» – зарегистрированную в Великобритании компанию Global Strategies Limited. Компания, которая зарегистрирована по тому же адресу, что и Британско-украинское общество, была в управлении работников Фирташа Энтони Фишера и Тимоти Сакстона. У компании нет сайта.

Ни Комиссар Палаты Лордов по Стандартам, ни Парламентский Комиссар по Стандартам не получали каких-либо жалоб и не инициировали расследование связей Фирташа в парламенте Великобритании.

Kyiv Post сделал несколько попыток связаться с лордом Рисби для интервью, но не получил никакого ответа. В сентябре Рисби принял участие в Ялтинской конференции YES в Киеве, вместе с представителем консервативной партии Джерардом Ховартом, который является также председателем межпартийной группы по Украине. Их поездку оплачивало Британско-украинское общество.

Журналист Kyiv Post воспользовалась возможностью задать вопрос Рисби на конференции с просьбой объяснить, какую работу он выполнял для Global Strategies Limited. Рисби ответил, что «никогда не слышал об этом». Когда журналист показала Рисби эту компанию на его личной странице в реестре финансовых интересов членов британского парламента, он сказал: «Я не знаю, что это (Global Strategies) делает здесь … Спасибо, что показали мне, я удалю это».

Сейчас на странице Рисби на сайте британского парламента написано, что он прекратил работать в Global Strategies 18 сентября 2016 года – на следующий день после окончания конференции YES.

Рисби также спросили о его работе в Британско-Украинском обществе Фирташа и не создает ли это конфликт интересов с его работой в межпартийной группе по Украине. По его словам, утверждение о том, что Британско-украинское общество имеет нечто общее с Фирташем является «полной чушью». Несмотря на то, что Фирташ сам сказал The Wall Street Journal, что создал общество вместе с Раймондом Эскитом, лордом Оксфордом, и британским бизнесменом Робертом Шетлер-Джонсом. Это было сделано «для укрепления связей между политиками обеих стран» и «улучшения его репутации».

Лейборист лорд Дэвис, который также является членом межпартийной группы, не знал о пожертвованиях Фирташа.

– Если мои коллеги действительно получали платежи от украинского олигарха, будучи в группе, это скандал, – сказал он Kyiv Post.

Дэвис также сказал, что Рисби «склонен к пророссийской точке зрения», но они никогда не общались на эту тему детально.

Британская разведка

Деньги Фирташа получали и работники британской разведки. Лорд Оксфорд, бывший британский дипломат в Украине, которого называют бывшим шпионом MI6 в советской Москве, является членом наблюдательного совета в компании Фирташа Group DF. Баронесса Полин Невилл-Джонс, глава парламентского комитета MI5, не получила повышение после того, как выяснилось, что она приняла 20,000 фунтов от Роберта Шетлера-Джонса.

В 2013 году Фирташ приобрел старую станцию метро Brompton Road за 52 миллиона фунтов. Станция была на балансе британского Министерства обороны.

Гудман интересовалась решением британского правительства продать Фирташу станцию метро, однако сказала, что туманный ответ. Британское Министерство обороны сказало Kyiv Post, что они были удовлетворены проведенными юридическими проверками, но не раскрыли характер этих проверок.

Считается, что именно Шетлер-Джонс, бывший CEO и член наблюдательного совета компании Group DF, привел Фирташа в такие круги британского общества. Британец приехал в Киев в конце 1980-х годов, по его словам, чтобы выучить русский язык, которым он действительно прекрасно владеет.

Фил Хадсон, архитектор и киевский застройщик, нанял на работу Шетлер-Джонса в середине 1980-х годов для помощи с клиентами.

– Он был молодым и искал, как заработать денег, – вспоминает Хадсон. – Я помню, что после того, как он ушел от нас, он работал в строительном бизнесе в Москве. Я увидел его пять или шесть лет спустя в ресторане Аризона. Он не хотел говорить. Тогда мне позвонил Мартин Харрис (генеральный консул посольства Великобритании в Украине в то время) и спросил меня о Роберте – из состоятельной ли он семьи. Было ли у него достаточно денег, чтобы купить завод по производству удобрений. Я сказал, что нет. Позже выяснилось, что завод принадлежал Group DF.

– Либо МI6 подобрались к Фирташу, либо Фирташ подбирается к МI6, и это провал, – говорит Хадсон.

Связь с Путиным?

Укрепление Фирташа в Украине совпало с расширением влияния Газпрома в Европе, и многие утверждали, что Фирташ был «агентом Путина» – приманивал украинскую элиту низкими ценами на газ по поручению Москвы. В 2009 году вышел отчет американской неправительственной организации Jamestown «Сеть Газпрома» (Gazprom’s Web), который показал, как с момента прихода Путина к власти, российская государственная газовая компания оказывала влияние на элиты Венгрии, Чехии, Германии и Италии через других посредников.

По словам Юсефа, однако, в вопросе отношений с Москвой Фирташ не отличается от любого другого украинского олигарха.

– Я думаю, если посмотреть на украинских олигархов, всех крупных бизнесменов, ни один из них не мог сделать бизнеса в Украине, не имея хороших контактов в Москве, – говорит Юсеф.

Тем не менее, Фирташ получил миллиарды долларов финансовых гарантий (как показывает расследование Reuters – почти 11 млрд долларов) от одного из ближайших союзников Путина, Аркадия Ротенберга, и от других российских банкиров, близких к Путину.

Без этого Фирташу вряд ли удалось бы восстановить свой газовый бизнес, временно разрушенный Тимошенко в 2009 году, а также расширить свою бизнес-империю, покупая украинские предприятия по производству удобрений и титана. Ни один другой украинский олигарх не получал таких кредитов от России.

Российский миллиардер Василий Анисимов, бизнес-партнер Ротенберга, также внес рекордный залог за Фирташа в Вене – 174 миллиона долларов. Юсеф утверждает, что Фирташ – «украинский патриот», который инвестировал свои доходы назад в Украину.

– Для России Фирташ всегда был плохим и невыгодным партнером, потому что он играл на стороне Украины. Он взял интересы Украины в свои руки и помог Украине больше, чем России – в 2005, 2006 и 2007 годах, пока Юлия Тимошенко не вмешалась, – говорит Юсеф.

Фирташ против Семьи

Во время правления Януковича, Фирташ и его партнеры перешли от контроля над большинством газового сектора Украины к полному его контролю, говорит Юрий Витренко, коммерческий директор Нафтогаза, который работал в компании с перерывами с 2002 года.

Через вертикаль министра энергетики Бойко, они назначали своих союзников на ключевые позиции в Нафтогаз и дочерние предприятия Укртрансгаз и Укргаздобыча. В то же время Фирташ скупал ряд региональных газораспределительных компаний. Они могли контролировать как государственный, так и частный сектор, сказал Витренко в комментарии Kyiv Post.

В 2013 году у бизнесмена Сергея Курченко, одного из ближайших соратников Януковича, который также был членом «семьи» Януковича, произошел конфликт с газовой группой Фирташа. Украинская Правда писала, что Курченко начал назначать своих людей в наблюдательный совет Нафтогаза с целью содействия его схемам импорта газа. Reuters писали в 2014 году, что Курченко купил газ в компании Фирташа Ostchem, который использовал для своих химических предприятий, а впоследствии перепродал газ Украине по рыночным ценам. Вероятно, Курченко также уклонялся от уплаты налогов, глава фискальной службы говорил Reuters.

К тому времени, жадность клана Януковича настолько вышла из-под контроля, что некоторые считают, что будто бы было достигнуто соглашение между олигархами – убрать президента, но сохранить олигархическую систему. В этой среде Левочкин проявил себя как модератор, балансируя между сохранением интересов Януковича, Кучмы, его зятя Виктора Пинчука и Фирташа. Левочкин также имел деловые отношения с Фирташем.

Вмешивается революция

В ноябре 2016 года министр внутренних дел Арсен Аваков обвинил Левочкина в организации избиения студентов на Майдане 30 ноября 2013 года, сказав: «Его место в тюрьме, а не в парламенте».

Аваков намекнул на то, что Левочкин организовал избиение майдановцев для того, чтобы поднять градус ненависти к Януковичу.

Левочкин отвергал все обвинения, говоря, что разгон студентов стал для него поводом подать в отставку. Но Янукович не подписал его отставку и Левочкин остался на посту до 17 января.

Артем Шевченко, пресс-секретарь министерства внутренних дел сказал Kyiv Post, что это была «официальная позиция Авакова» и только Национальное антикоррупционное бюро уполномочено расследовать деятельность членов парламента.

Разгон студентов на Майдане стал точкой невозврата, которая определила дальнейший ход революции. В последующие дни сотни тысяч людей вышли на улицы.

Янукович, экс-министр внутренних дел Виталий Захарченко и бывший начальник киевской милиции Валерий Коряк (все трое сейчас находятся в России) также говорили о возможной причастности Левочкина к зачистке Майдана. На заседании Святошинского суда 28 ноября, где Януковича допрашивали по скайпу в качестве свидетеля, он снова вспомнил об обвинениях в адрес Левочкина:

– Да, возможно, он имел к этому причастность. Возможно. Но никаких доказательств этого у меня лично не было. И следствие их не установило, – сказал Янукович. – Поэтому, если это было так, пусть это власть сейчас докажет. Если она не докажет, пусть это будет на его (Левочкина) совести. Или, если он не виноват, то те, кто так о нем говорил, должны извиниться. Это также должен установить суд. Я считаю, что радикалы и те, кто стоял за ними, хотели сменить власть.

Есть популярное мнение, что заказчиком разгона был Александр Янукович, но Левочкин знал о нем.

Разрыв с Нафтогазом

Тщательно выстроенная работа клана Фирташа, как и Януковича, была разрушена Революцией Достоинства.

Главной задачей пост-майданного правительства Арсения Яценюка было избавиться от влияния Газпрома на Украину и оборвать зависимость Украины от российского газа, говорит бывший журналист, депутат от партии Народный фронт Сергей Высоцкий. Украина перестала закупать российский газ в 2014 году. Тогда же исполнительная ветвь власти контролировалась политиками из Народного фронта Яценюка: исполняющим обязанности президента Турчиновым, премьером Яценюком и министром внутренних дел Аваковым.

– Они серьезно взялись за Фирташа, начали заводить дела против него, Евгения Бакулина (бывшего председателя правления Нафтогаза, депутата партии Оппозиционный блок и друга Бойко), – говорит Высоцкий.

Большинство союзников Фирташа, которые были во главе Нафтогаза и дочерних предприятий сбежали из Украины, по словам Витренко. Новые руководители Нафтогаза заменили десятки людей на управляющих должностях, но, по словам Витренко, так и не получили полного контроля. Во главе Укртрансгаз стоят три бывших топ-менеджера компаний Фирташа.

– Поскольку эта группа контролировала газовый сектор годами, уместно ожидать, что они до сих пор имеют значительное количество «своих» людей, а потому и существуют некоторые обязательства этих людей в группе Фирташа, – говорит Витренко.

Влияние Интера

Правительство Яценюка и его партия также обратили пристальное внимание на телеканал Фирташа Интер, один из самых популярных каналов в Украине. В январе 2015 года Верховная Рада пыталась проголосовать изменения в закон о телевидении и радиовещании в части участия иностранных лиц в телерадиоорганизациях. Так, по мнению авторов законопроекта, следует запретить участие иностранных физических и юридических лиц в уставном капитале телерадиоорганизаций, если такие лица являются резидентами государства, признанного Украиной государством-агрессором.

До тех пор, официально 29 процентов Интера принадлежало российскому государственному Первому каналу, который впоследствии лишился своих акции в пользу Group DF. Директор Group DF Борис Краснянский сказал тогда, что российские владельцы не имели никакого влияния на управление каналом.

– Мы считаем это подставной продажей. По нашему мнению, не было никакой реальной продажи российских акций. Мы видим их (влияние) через управление каналом, а его программах, – говорит Высоцкий, имея в виду то, что Интер взял на работу двух российских журналистов, которые ранее называли пост-майданную власть «хунтой» и «фашистами». Одну из этих журналистов впоследствии депортировали в Россию по поручению украинской власти.

В ответ Фирташ начал атаковать Народный фронт, используя Интер, говорит Высоцкий.

Наталья Лигачева, председатель общественной организации Детектор Медиа, добавляет, что контент канала был тщательно продуманным. По ее словам, Народный фронт был единственной партией, которую критиковал Интер:

– Раньше это был Яценюк, Яценюк, а сейчас – Аваков каждый день, – говорит она.

В сентябре неизвестные подожгли офис компании «Национальные информационные системы», которая делает для Интера программы «Новости», «Подробности» и «Подробности недели». В интервью с РБК Украина в октябре Фирташ сказал, что Аваков лично приказал поджечь здание и таким образом подавить «свободу слова». Аваков же заявил, что пожар был спланированным и канал является московским рупором.

– Они ставят в новости чиновников Януковича и показывает их замечательными: “Они могут воссоединить страну… Нам нужен мир… Наше правительство некомпетентно.” Они ничего не говорят о войне и русской агрессии против Украины. Они говорят, что нам нужен мир и Оппозиционный блок (партия, которую поддерживает группа Фирташа вместе с Ринатом Ахметовым) принесет вам мир. Они сеют разочарование среди украинских граждан. Это одна из ключевых российских стратегий – распространять разочарование, – говорит Высоцкий.

Они никогда не хвалят Путина, но избегают его критики и упоминания о российском вмешательстве в войну, по словам Лигачевой.

– Они, возможно, не типичные агенты ФСБ в шляпах и больших очках, но они грабят Украину в пользу России, – говорит Высоцкий.

Kyiv Post спросил Левочкина об обвинениях против Интера на открытии выставки его жены Зинаиды Лихачевой в Киеве. Он ответил: «Интер на 100 процентов проукраинский канал. У нас миллионы зрителей и мы очень благодарны за это».

Интересным фактом, по мнению Лигачевой, является то, что в этом году канал в позитивном ключе освещал Тимошенко и ее партию Батькивщина. Несколько депутатов, с которыми говорил Kyiv Post, считают, что Тимошенко может быть во временном союзе с Фирташем, поскольку она также настаивает на досрочных выборах. Несмотря на ее длительную историю с Фирташем, Тимошенко отказалась комментировать «прошлое» для этого материала.

– Путин не звонит Левочкину или Тимошенко и говорит, мол, вы должны сделать это, это и это, – объясняет Высоцкий. – Но они воплощают план Путина в Украине благодаря своим дестабилизирующим ситуацию действиям.

Украина и партнеры

Австрийский судья отклонил просьбу США об экстрадиции Фирташа, обуславливая это в частности политической составляющей в деле. Теперь Фирташ ожидает апелляционного слушания. Судья подчеркивал, что Америка не смогла предоставить ключевых свидетелей и указал на то, что США ждали почти семь лет, чтобы арестовать Фирташа.

Электронные письма от ФБР австрийской власти, которые видели журналисты The Guardian в 2016 году, подтверждают теорию о том, что арест был политически мотивированным. По мнению The Guardian, США пытались устранить Фирташа для того, чтобы обеспечить создание проевропейского правительства в Украине.

По словам Юсефа, США позаботились об аресте Фирташа по требованию украинского правительства, которое стремилось взять под контроль экономические ресурсы страны и перераспределить собственность.

– Дима не вписывался в интересы новой команды, – говорит Юсеф. – Так было выгодно всем.

Другая вероятная выгода для США была в том, что они могли получить от Фирташа необходимую информацию о российской элите.

В своих интервью Фирташ повторяет линию Кремля, говоря, что нынешнее правительство привело страну на грань катастрофы, а США фактически правит Украиной из-за рубежа. Он также говорил, что в его отсутствие украинская  власть раздерибанила его бизнес.

С началом Евромайдана Фирташ почти потерял контроль над газовым сектором, его банк Надра был объявлен неплатежеспособным, он был отстранен от должности председателя Совета Федерации Работодателей Украины, его титановый завод в Крыму был (вместе с другими предприятиям) подвержен санкциям Украины, суд забрал у Group DF 95 гектаров вероятно незаконно проданного леса, и Фирташ был вынужден заплатить миллионы долларов Нафтогазу за свои заводы по производству удобрений.

Открытым остается вопрос, удержит ли Фирташ свой негласный контроль над Укртрансгазом и региональными компаниями-дистрибьюторами. Председатель парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса Войцицкая говорит, что реорганизация сектора нужна для полной имплементации нового закона о рынке газа, который имеет целью обязать устанавливать счетчики для потребителей, чтобы снизить расходы.

– Нынешний статус-кво позволяет региональным компаниям продолжать беспрепятственно и почти бесконтрольно использовать государственные газовые сети, – отмечает Войцицкая.

Однако Фирташ в настоящее время сопротивляется изменениям, говорит Витренко. Войцицкая также не уверена, что сектор поменяется в ближайшее время.

Комментируя заявление Фирташа о том, что новая власть атаковала его бизнес, Витренко объясняет: «Вопрос в том, хорошо это или плохо. Если вся ваша бизнес-модель была сомнительной и нечестной с точки зрения права и здоровой конкуренции, то разрушать подобный бизнес, видимо, было правильно».

Венский пакт работает

Несмотря на все, Фирташ остается одним из самых богатых олигархов, а некоторые его «коллеги» пострадали за последние два года сильнее.

– Не было таких атак на бизнес Фирташа, как, например, на Коломойского, – говорит бывший журналист-расследователь Сергей Лещенко, имея в виду попытку Порошенко начать деолигархизацию, приняв закон об акционерных обществах, по которому Коломойский терял контроль над Укрнафтой.

– Венский пакт до сих пор работает, – говорит Лещенко, вспоминая о встрече Фирташа, президента Петра Порошенко и мэра Киева Виталия Кличко в Вене накануне его ареста в марте 2014 года.

Соглашение предусматривало, что Фирташ обеспечит поддержку Порошенко на Интере во время выборов в обмен на обещание не преследовать его союзников: Бойко и Левочкина.

Фирташ сказал на суде в Вене, что он убедил Кличко отказаться от президентских амбиций в пользу Порошенко. И Порошенко, и Кличко опровергают заключение сделки с Фирташем.

Интер продолжает нейтрально освещать Порошенко, говорит Лигачева. По ее словам, канал также остается популярным у населения восточной Украины из-за преобладающего русскоязычного контента – эта аудитория очень важна для Порошенко.

Порошенко также рассчитывает на Оппозиционный блок, для которого мнение Бойко и Левочкина очень важно, говорит Лещенко. Нынешняя коалиция настолько нестабильна, что ей требуются голоса Оппозиционного блока, чтобы проголосовать определенные законы.

– Эти люди прекрасно умеют “перезапускать” себя, – говорит Кузьо. – И сейчас они контролируют половину Оппозиционного блока.

Возвращение Фирташа?

Фирташ неоднократно заявлял о своем намерении вернуться в Украину и говорил, что будет пытаться влиять на события в стране. Это будет возможно, если австрийский суд не выдаст его Америке, и ему не придется предстать перед судом в Чикаго или в Испании, где его хотят судить за отмывание денег.

 

Запрос на экстрадицию украинского миллиардера поступил по официальным каналам из Испании в Австрию 30 ноября. Если австрийский суд не найдет обстоятельств, противоречащих запросу Испании о выдаче, он будет передан в суд. Для Фирташа это может означать еще несколько лет в Австрии и потенциально длительное судебное разбирательство в Испании.

 

Украинская власть делала разные заявления по поводу того, арестуют ли Фирташа, если он вернется в Украину.

 

Артем Шевченко, пресс-секретарь министерства внутренних дел, сказал Kyiv Post, что в прошлом году Украина сообщала о готовности сотрудничать со своими западными партнерами, чтобы передать Фирташа американскому ФБР.

 

Однако, министерство может пересмотреть свою позицию в зависимости от результатов апелляции Фирташа, отмечает Шевченко. Он также добавил, что существует несколько текущих уголовных расследований в отношении компаний, в которых Фирташ является акционером, вроде Укртелекома и Ostchem.

 

Если ему позволят вернуться, ему, возможно, придется еще раз доказать свою ценность для России, если он захочет восстановить свои позиции как посредник. Однако, это может быть непросто.

 

Его заводы по производству удобрений больше не покупают российский газ – возможно, они утратили право на льготную цену, после того, как их хозяин утратил контроль над украинским газовым сектором.

 

В России лояльность Фирташа ставят под сомнение. В интервью с Фирташем журналист Bloomberg Райан Чилкот сказал, не называя имен, что российские партнеры считают, что США согласились не выдавать Фирташа в обмен на информацию о работе Газпрома и Ротенберга.

 

Фирташ отрицал это, сказав, что он никогда не встречался с ФБР: «Я никому ничего не говорил, потому что мне нечего сказать».

 

Витренко считает, что Фирташу было бы сложно свести на нет все положительные изменения в Нафтогазе.

 

– Он сам не здесь, но его бизнес здесь вместе с его менеджерами. Они летают в Вену еженедельно получать его указания, – говорит Витренко.

 

Фирташ, похоже, не слишком опасается ареста в Украине. Когда РБК Украина спросили в октябре, не боится ли он возвращаться в Украину, он ответил: «Это они должны бояться меня».

 

Сейчас судьба Фирташа в руках австрийской Фемиды. В Украине может стать на одного олигарха меньше.

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s